История

Археология Кавалеровского района

Долина реки Зеркальной — одно из тех мест, которое демонстрирует стабильность заселения ограниченной экологической ниши на протяжении почти 20 тыс. лет. В это время во взаимоотношениях населения с природной средой происходили существенные изменения, сказавшиеся на местах расположения стоянок, технико-типологических особенностях орудийного набора. Уникальность долины проявляется в широкомасштабности археологического изучения территории, которое позволяет констатировать высокую плотность и концентрацию здесь разновременных стоянок. Это дает возможность утверждать, долина реки Зеркальной представляет собой в высокой степени привлекательную среду обитания. Речные долины по богатству, разнообразию и предсказуемости ресурсов не только близки высокопродуктивным ландшафтам побережья, но и имеют преимущества (наличие пресной воды, удобных прибрежно-мелководных маршрутов для передвижения). С другой стороны море оказывает огромное влияние на микроклимат долины. Бассейн Японского моря с востока и цепь горных хребтов Сихотэ-Алиня с запада определяют муссонный характер климата прибрежных районов с сезонной сменой воздушных масс. Воздействие океанических компонентов обуславливает относительно прохладное и влажное лето в долине реки и мягкую зиму со сравнительно непродолжительным и маломощным смежным покровом. Богатству и разнообразию растительности соответствует животный мир, включающий виды высокогорной и таёжной фауны, также дополняемый ихтиофауной реки и моря.
Бассейн реки Зеркальной связан с юго-восточной экспозицией горной системы Сихотэ-Алинь. Основная масса стоянок (более 25) сосредоточена в среднем течении в 25-30 км от устья реки. В пределах этой части долины выделяются три зоны концентрации: террасы обоих берегов реки Зеркальной в 3,5-4,5 км ниже по течению с.Устиновки, долины и междуречье её притоков рек Курчумки и Садовой (правый берег в районе с.Суворово), стоянки левого берега у с. Богополь.
Основная задача работы — исследование культурной динамики в долине р. Зеркальной в контексте природно-исторических событий на всем временном отрезке.
На сегодняшний день, при изучении «зеркальнинской археологии» неискушенный, но внимательный исследователь несомненно столкнется с путаница связанной с индексацией памятников. И если авторство открытия и порядок индексации памятников у с. Устиновка на сегодняшний день более или менее ясна, то с теми же вопросами по памятникам у с. Богополь ситуация остается запутанной. Это связано, в большей степени, с малочисленностью и разноречивостью упоминания этих памятников в литературе. Более или менее полная информация о них проходит, в основном, только по полевым отчетам экспедиций Андреевой Ж.В. (Полевой отчет 1961 года), Васильевского Р.С., Дьякова В.И., Гладышева С.А., работавших в долине практически в одно и тоже время в начале 80-х гг. Дополнительную путаницу в этом вопросе прибавил выход в 1991 году издания «Памятники истории и культуры Приморского края. Материалы к Своду», претендующего, в свою очередь, на наиболее полное освещение проблемы, абсолютно игнорируя при этом результаты разведочных работ новосибирских исследователей 1981, 1983 гг. В середине 90-х годов, в связи с возобновлением работ у села Богополь, делается попытка разобраться в сложившейся ситуации (Васильевский, Крупянко, Табарев, 1997). При этом, анализируется ситуация с памятниками, фигурирующими в Отчетах Васильевского Р.С. и Гладышева С.А., а два объекта в 10 км выше с. Богополь (по отчету Андреевой Ж.В. 1961 года), вслед за Хоревым В.А. (Хорев, 1978), фиксируются как один (Богополь 2 по индексации «Материалам к Своду»). В упомянутых «Материалах к Своду» повторяется ситуация, с сокращением количества местонахождений у села Богополь. Только на этот раз из числа таковых исключен памятник, фигурирующий в отчете Андреевой Ж.В., «в 2 км к западу от села, на первой надпойменной террасе, в месте впадения в реку ручья» (Андреева, 1961, С.28-29). Это, на наш взгляд, может быть связано (учитывая 20-ти летний разрыв между посещениями данного местонахождения Андреевой Ж.В. и Дъяковым В.И.) с уточнением места расположения данного памятника, поскольку тут же дается памятник Богополь под индексом 6, со ссылкой на авторство Дьякова В.И., «в 3-4 км к северо-западу от поселка, на высокой левой береговой террасе реки» («Материалы к своду», с.231). Такая же ситуация наблюдается с памятниками, попавшими в отчет Дьякова В.И. — в отчете их 3, а в «Материалах к Своду» — только два. Исключен из «списка» объект «вероятно не один, а несколько близко расположенных памятников, к юго-востоку от села, по дороге в с.Зеркальное» (Дьяков В.И., С. ), упоминание которого мы находим в публикации результатов разведочных работ в 1983 году новосибирских археологов: «… расположен на левом берегу реки Зеркальной в 7км к юго-востоку от села Богополь. Находки обнаружены на второй 10-ти метровой надпойменной террасе, частично разрушенной карьером» (Гладышев С.А., С.90-91). В свою очередь, в отчете новосибирских археологов за 1981 г. говорится о двух пунктах у с. Богополь (Васильевский, 1981, С. ), где мы находим уже встречаемое нами ранее описание местонахождения «на левом берегу реки, не доезжая 4 км до пос. Богополь, на заросшем останце 20-ти метровой террасы» и «в 500 западнее, на осыпи карьера на 15-ти метровой террасе».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *