Скала Дерсу

КАЛЬЦЕФИЛЬНЫЕ РАСТЕНИЯ

ИЗВЕСТНЯКОВОГО КОМПЛЕКСА

УРОЧИЩА ДЕРСУ

(Кавалерово)

Кальцефилами называют растения, хорошо развивающиеся на известковом субстрате.
7 июля 2006 года я посетил впервые известняковые скалы в окрестности поселка Кавалерово. В распоряжении было всего три часа. За это время успел лишь обойти комплекс скал от подножья, подмываемого протокой реки Тадуши (Зеркальная), по восточной стороне подняться наверх на седловину (с южной стороны от вершины скалы) и спуститься по западному склону по тропам вдоль скал к подножью, лишь местами подходя к самим скалам. С западной стороны подножье скалы так же подмыто протокой, но дальше, в средней части, есть участок берега, куда можно пройти вброд. Этот участок остался не осмотрен.
Известняковый комплекс Дерсу находится на краю посёлка Кавалерово на правом берегу р. Тадуши чуть выше впадения в неё р. Лудьё (Кавалеровка), притока слева. Скальный комплекс представляет столбообразные утёсы, в основном в виде двух несколько обособленных блоков известняка, возвышающиеся над рекой и долиной, с почти отвесной северной стеной общей высотой до 120,8 м над урезом воды у основания. Отметка основания скалы по тальвегу р. Тадуши – около 190 м над ур. м. Этими скалами заканчивается короткий северный отрог горы Горелой (393 м над ур. м.).
Окружающий скалы лес на склонах представляет гаревый дубняк с примесью лиственных пород, но практически без хвойных.

Скалы составлены мраморизованным известняком, местами разделённым узкими пластами алевролита. По геологическим сведениям (космоаэрогеологическая карта Кавалеровского и Дальнегорского рудных районов; м. 1:200 000), возраст этих пород – верхний палеозой (пермь).
Скалы Дерсу постоянно посещаются людьми, натоптаны тропы. Но нет, к сожалению, моста через реку, перебираться на правую сторону приходится вброд. По берегу под скалой пасутся коровы.
Phalaroides-arundinacea-_07.jpgУ подножья скалы, в тени её, на известняковой отсыпке развиты высокотравные заросли, в составе которых преобладают злаки: вейник Лангсдорфа (Calamagrostis langsdorffii (Link) Trin.), двукисточник тростниковидный (Phalaroides arundinacea (L.) Rausch.), а также многие двудольные: крапива узколистная (Urtica angustifolia Fisch. ex Hornem.), марена сердцелистная (Rubia cordifolia L.), подмаренник даурский (Galium davuricum Turcz. ex Ledeb), недотрога обыкновенная (Impatiens noli-tangere L.), василистник уссурийский (Thalictrum ussuriense A.Luferov) и другие травы.
В разреженных местах заметны папоротник голокучник иезский (Gymnocarpium jessoense (Koidz.) Koidz.), аризема амурская (Arisaema amurense Maxim.), ближе к скалам – смолёвка олиственная (Silene foliosa Maxim.), единично – астильбе китайская (Astilbe chinensis (Maxim.) Franch. et Savat.). На оголённых откосах редко – подорожник камчатский (Plantago camtschatica Link). В составе этого травостоя немало и заносных сорных растений.
Скалы над подножьем усеяны розетками лапчатки снежной (Potentilla nivea L.). Вообще она здесь преобладает на скалах, расселившись до самого верха.
Значительно реже, в трещинах скал, обращают на себя внимание дерновины овсяницы мягчайшей (Festuca mollissima V.Krecz. et Bobr.). Она хорошо заметна по свисающим остаткам белых прошлогодних листьев, сквозь которые пучком поднимаются волосовидные зелёные стебли и листья.
В мелких трещинках и ячейках скал гнездится мелкий северный папоротик вудсия головатая (Woodsia glabella R.Br.). Усамого основания скалы в трещине единично встретилась дерновина другого папоротника – пузырника ломкого (Cystopteris fragilis (L.) Bernh.). В отличие от дальнегорских её экземпляров, она имеет здесь очень плотную зелёную окраску. Есть здесь ещё один характерный для известняковых скал папоротник – многорядник укореняющийся (Polystichum craspedosorum (Maxim.) Diels), цепляющийся по сырым вертикальным стенкам.
В карстовых углублениях у подножья скал наблюдаются поселения мелкого растения из семейства крапивовых – постенницы слабой (Parietaria debilis Forst. fil.). В Дальнегорском районе это в общем не редкое растение известно только из одного места – в карстовом провале по гребню горы Сахарной (находка профессора Н.Н.Цвелёва, 1985 год).
На выступах скал у самой почвы местами встречается тимьян Комарова (Thymus komarovii Serg.).

47556.jpg

Smelowskia inopinata

Неожиданностью было увидеть здесь маленькое многолетнее растение с толстым корнем из семейства крестоцветных смеловскию неожиданную (Smelowskia inopinata (Kom.) Kom.). Это редкое аркто-альпийское растение, занесённое изначально в Красную книгу СССР, в Дальнегорском районе встречено лишь в одном месте – на известняковых обнажениях в пади Партизанской, за рудником Верхним. Там она представлена весьма слабой популяцией. Здесь же она, хотя и разреженно, расселена по скалам снизу доверху, как на северной стороне, так и на южной. Растения тёмно-зелёные, бодрые, не в пример дальнегорским.
При подъёме наверх по восточной стороне (в щели по алевролитовому прослою между крайними левыми блоками известняка) на скалах и выступах по мере увеличения освещённости стали попадаться светолюбивые кальцефилы: володушка Комарова (Bupleurum komarovianum Lincz.), бубенчик изгибающийся (Adenophora curvidens Nakai), зигаденус сибирский (Zigadenus sibiricus (L.) A.Gray), подмаренник широкоподмаренниковый (Galium platygalium (Maxim.) Pobed.), китагавия терпентиновая (Kitagawia terebinthacea (Fisch. ex Spreng.) M.Pimen.), тонконог гребенчатый (Koeleria cristata (L.) Pers.).

Ближе кверху, к седловине, я вышел на тропу, подходящую близко к скалам. Лес здесь отступает, замещаясь жесткотравными зарослями. В составе этих зарослей преобладают мятлик Скворцова (Poa skvortzovii Probat.), чий дальневосточный (Achnatherum extremiorientale (Hara) Keng ex Tzvel.) и другие ксерофильные злаки, а также молочай рощевой (Euphorbia lucorum Rupr. ex Maxim.), герань волосистоцветковая (Geranium erianthum DC.), клевер люпиновый (Trifolium lupinaster L.), колокольчик головковый (Campanula cephalotes Nakai) и подобные растения.
Здесь на краю тропы встречен пион горный (Paeonia oreogeton S.Moore), в единственном экземпляре. Рядом – лилия низкая (Lilium pumilum Delile), несколько экземпляров, как раз в разгар цветения. Эта лилия была видна и ниже на скалах, но из-за удалённости я принимал её за лилию пенсильванскую (даурскую), обычную для наших районов.
На подъёме ближе к седловине на скалах и меж камней встречено несколько куртинок крупноцветковой ясколки с очень узкими листьями. Формально, по наличию вегетативных пазушных побегов (вплоть до соцветия), её можно бы отнести к ясколке вильчатой (Cerastium furcatum Cham. et Schlecht.), но на типичных представителей этого вида она мало похожа. Там же рядом обнаружен тимьян короткоопушённый (Thymus curtus Klok.). Правда, наверху, на освещённых местах его оказалось гораздо больше.
Седловина представляет собой оголённое место, под ногами – дроблёный известняк, слабо гумусированный вглубь. Кора выветривания, по-видимому, глубокая, влагоёмкая. Деревьев на ней почти нет. Растений не много, но есть интересные.
Под ногами на фоне известняковой щебёнки выделяются дерновины осоки, которая явно не встречается в Дальнегорском районе. Это осока предвесенняя (Carex prevernalis Kitag.). Она уже растеряла почти все свои цветоносные побеги, с трудом выбрал для гербария.

ena_5302.jpg

Euphorbia discolor Ledeb

Рядом на щебнистых склонах и скалах – лилия низкая, молочай двуцветный (Euphorbia discolor Ledeb.), скабиоза шерстистолистная (Scabiosa lachnophylla Kitag.), патриния скальная (Patrinia rupestris (Pall.) Dufr.), пепельник Каваками (Tephroseris kawakamii (Makino) Holub), володушка козлецелистная (Bupleurum scorzonerifolium Willd.), полынь суходолинная (Artemisia desertorum Spreng.), горошек разнолистный (Vicia heterophylla Worosch.). На самих скалах видны розетки плаунка тамариксового (Selaginella tamariscina (Beauv.) Spring.). Эти растения характерны и для известняков Дальнегорского района.

На саму вершину скалы я не взбирался, но на подступах к ней растений вообще очень мало и ничего нового в поле обозрения не обнаружилось: те же овсяница мягчайшая, лапчатка снежная, смеловския неожиданная, тимьян короткоопушённый и т. п.

На спуске по западному склону обнаружилось ещё одно растение, знакомое по известнякам Дальнегорского района. Это фиалка короткочашелистиковая (Viola brachysepala Maxim.).
Мы не отметили ещё одно важное растение известняковой флоры – кустарник из семейства розовых пузыреплодник смородинолистный (Physocarpus ribesifolia Kom.). Его здесь не много, но просматривается он как наверху, на обнажении, так и внизу, под пологом леса в пределах ореола карбонатных свалов. Это растение, которого гораздо больше в Дальнегорском районе, строго привязано к известнякам. В отношении данного вида у ботаников нет единого мнения. Этот вид как новый ввёл в науку В.Л.Комаров по образцам из Южного Приморья, отделив эти растения с голыми листьями от более широко распространённого вида с густо опушёнными снизу листьями пузыреплодника амурского (Physocarpus amurensis (Maxim.) Maxim.). В остальном внешне эти кустарники почти неотличимы. Но пузыреплодник смородинолистный, обитающий на известняковых обнажениях юга и востока Сихотэ-Алиня, не переселяется на окрестные территории, где нет карбонатных пород, хотя бы их следов. Пузыреплодник амурский способен расселяться гораздо шире. Пузыреплодник смородинолистный приводится как самостоятельный вид Д.П.Воробьёвым (1968). В.Н.Ворошилов в своём определителе (1982) о таком названии даже не упоминает. В последней сводке (Сосуд. раст. сов. ДВ. Т. 8, 1996) этот вид так же упраздняется как самостоятельный на основании того, что обе формы встречаются вперемежку на всём ареале (Маньчжурия, включая Сихотэ-Алинь). Но нет там указаний, на каком почвенном субстрате произрастает каждая из этих форм. К тому же, на восточном Сихотэ-Алине на известняках или где-либо ещё растений этого рода с опушёнными снизу листьями не обнаружено. Требуется более тщательное обследование всех выходов известняков и всех местообитаний кустарников рода Physocarpus Maxim. в Приморье и на Амуре. А пока будем фиксировать находки этого растения на известняках, называя его по-комаровски – Physocarpus ribesifolia.
Конечно, на отвесных стенах с северной стороны где-то на высоте могут быть обнаружены ещё какие-то растения, но эти места нам недоступны. И в целом, полагать, что за столь короткий поход обнаружены здесь почти все наскальные, и не только, растения, будет слишком самонадеянным. Во-первых, эти скалы нужно бы обследовать в различное время летнего сезона, от поры весенних эфемероидов и до осенних заморозков.
Во-вторых, есть немало очень мелких растений, увидеть которые можно лишь при тщательном осмотре

Asplenium_ruta-muraria.jpg

Asplenium ruta-muraria L.

каждого квадратного метра. Это, например, плаунок швейцарский (Selaginella helvetica (L.) Spring), папоротники костенец постенный (Asplenium ruta-muraria L.), алевритоптерис серебристый (Aleuritopteris

argentea (S.G.Gmel.) Fee) – очень редкие обитатели известняков Дальнегорского района. Но не видно здесь даже распространённого в окрестностях Дальнегорска наскального папоротника  камптосоруса сибирского (Camptosorus sibiricus Rupr.), обычно произрастающего совместно с многорядником укореняющимся.

Не видно и более крупных растений, характерных для известняков в окрестностях Дальнегорска. Это овсец Шелла (Avenula schelliana (Hack.) Holub), змеёвка Китагавы (Cleistogenes kitagawae Honda), осока тонкообразная (Carex tenuiformis L?vl. et Vaniot), водосбор мелкоцветковый (Aquilegia parviflora Ledeb.), воронец красноплодный (Actaea erythrocarpa Fisch.), живокость Маака (Delphinium maackianum Regel), борец сихотинский (Aconitum sichotense Kom.), борец Десулави (Aconitum desoulavyi Kom.), василистник вонючий (Thalictrum foetidum L.), василистник ложнолепестковый (Thalictrum petaloideum L.), мелилотоидес Шишкина (Melilotoides schischkinii (Vass.) Soj?k), остролодочник маньчжурский (Oxytropis mandshurica Bunge),незабудочник сихотинский, или седой (Eritrichium sichotense M.Pop.), змееголовник многоцветный (Dracocephalum multicolor Kom.), аяния Палласа (Ajania pallasiana (Fisch. ex Bess.) Poljak.), дендрантема Максимовича (Dendranthema maximowiczii (Kom.) Tzvel.), козлец лучистый (Scorzonera radiata Fisch. ex Ledeb.) и ряд других кальцефильных растений.
Некоторые из этих растений могли просто остаться незамеченными. Но в целом чувствуется обеднённость кальцефильной флоры урочища Дерсу в сравнении, например, с известняками окрестностей Дальнегорска. Здесь сказывается и очень ограниченная площадь объекта, и его изолированность от подобных в соседних районах Приморья, и антропогенный пресс в связи с близостью к посёлку. Но это не умаляет его научной ценности.
Сама изолированность известнякового комплекса Дерсу многого стоит. Ближайшие к нему известняковые обнажения расположены в 40 км  на северо-восток – это урочище «Чёртовы Ворота» в верховьях р. Кривой, правого притока р. Рудной в Дальнегорском районе. На таких уединённых местах обнаруживаются растения, чуждые флоре окружающих пространств. Основные ареалы таких видов лежат за сотни, а то и тысячи километров. Это реликты прежних флор, формировавшихся в данных местах при глобальных колебаниях климата. В течение плейстоцена геологи отмечают несколько эпох оледенений или хотя бы похолоданий на территориях обширных регионов. Юг Дальнего Востока, Сихотэ-Алинь, избежал оледенений, но суровый климат в эти эпохи господствовал и здесь. Это способствовало продвижению северных растений далеко на юг. Похолодания сопровождались общим посушением климата и продвижением на Сихотэ-Алинь обитателей холодных степей с северо-запада: из Маньчжурии, Даурии, Якутии. При последующих потеплениях некоторые из этих видов смогли приспособиться к жизни на определённых местах со специфическими условиями. Такими условиями обладают вершины гор выше 1500 м над ур. м., а на небольших высотах – известняковые обнажения, береговая полоса у моря. Если на вершинах гор в гольцовом высотном поясе естественно ожидать ассоциации растений тундр, развивающихся обычно на вечной мерзлоте, то выживание таких растений на известняковых скалах невысоко над уровнем моря посреди широколиственных лесов маньчжурского типа во многом загадочно. И причина здесь не только в том, что известняки защищают таких поселенцев от нашествия растительности окружающих пространств, но и в каких-то биохимических особенностях этих растений. Странность ещё и в том, что у себя на «родине», то есть в северных тундрах или на высокогорье, эти растения не нуждаются в таком высоком присутствии в почвах кальция или карбоната, там они не кальцефилы. Вообще флора известняковых обнажений  является особой темой у ботаников.
Из растений, обнаруженных на скалах урочища Дерсу, явными северянами являются по меньшей мере два вида – это папоротник вудсия головатая и крестоцветное смеловския неожиданная. Для известняков соседнего Дальнегорского района этот перечень можно продолжить: тофильдия шарлаховая (Tofieldia coccinea Richards.), кобрезия простая (Kobresia simpliciuscula (Wahlenb.) Mackenz.), осока волосовидная, или Каро (Carex capillaris L.), змеевик живородящий (Bistorta vivipara (L.) S.F.Gray).
Из растений, характерных для холодных районов Дальнего Востока и Восточной Сибири, можно назвать овсяницу мягчайшую, зигаденус сибирский, молочай двуцветный. Но больше здесь растений из районов Забайкалья, Монголии, Даурии, западной Маньчжурии. Это полынь суходолинная, лилия низкая, патриния скальная, тимьян короткоопушённый и тимьян Комарова, володушка козлецелистная и володушка Комарова, скабиоза шерстистолистная, наскальный папоротник многорядник укореняющийся и наскальный же плаунок тамариксовый. К этой же группе можно отнести и осоку предвесеннюю.
Особо отметим лапчатку снежную. Её ареал чрезвычайно широк – почти во всех странах и континентах северного полушария, где есть скалы. Но в силу разобщённости мест её обитания (скалы!) этот вид оказался разбит на множество почти не связанных популяций и в каждом регионе он накапливает генетические отклонения. Некоторые ботаники склонны разбивать этот обобщённый вид на несколько региональных самостоятельных. И у нас растения на скалах Дерсу отличаются внешне от дальнегорских (несмотря на близость) более плотной зелёной окраской листьев. Это может быть связано и с более высоким содержанием магния в палеозойских известняках в сравнении с верхнетриасовыми известняками бассейна р. Рудной. Во всяком случае следует особо отмечать местообитания таких растений, имеющих прерывистые ареалы.
Встретились здесь и растения, ареалы которых приурочены к япономорскому бассейну – это юг и восток Приморья, Сахалин, южные Курилы и Японские острова. Их немного, это пепельник Каваками, пион горный.
Два вида растений, возможно, являются эндемиками Южного Сихотэ-Алиня. Это пузыреплодник смородинолистный и горошек разнолистный. О первом мы уже достаточно сказали. В.Н.Ворошилов (1982), весьма не склонный множить количество видов растений путём разбиения уже сложившихся в науке, всё же выделил горошек разнолистный в самостоятельный вид из обобщающего вида горошка японского (Vicia japonica A.Gray). Последний обитает на побережьях Японского моря. Горошек разнолистный обитает по Сихотэ-Алиню в основном на сухих каменистых местах на удалении от моря  и по ряду признаков отличается от горошка японского. В последней сводке (Сосуд. раст. сДВ. Т. 4, 1989) горошек разнолистный упразднён как самостоятельный вид. Ввиду малой изученности этого вида следует отмечать по возможности все его местонахождения.
Вот такая разношёрстная зелёная компания собралась на утёсах урочища Дерсу.
В качестве приложения приведём список гербарных образцов растений, собранных в районе скал урочища Дерсу для гербарного фонда районного музея Дальнегорска:
1. Carex prevernalis Kitag. – 1 гербарный лист
2. Cerastium furcatum Cham. et Schlecht. – 2
3. Cystopteris fragilis (L.) Bernh. — 2
4. Festuca mollissima V.Krecz. et Bobr. – 1
5. Lilium pumilum Delile – 2 (без луковиц)
6. Paeonia oreogeton S.Moore – 1 (верхняя часть)
7. Parietaria debilis Forst. fil. — 1
8. Physocarpus ribesifolia Kom. – 1 (вегетативная веточка)
9. Smelowskia inopinata (Kom.) Kom. – 1
10. Thymus curtus Klok. – 2
11. Thymus komarovii Serg. – 2
12. Urtica laetevirens Maxim. – 1 (верхняя часть)
13. Woodsia glabella R.Br. – 1

ГУЛАРЬЯНЦ
Григорий Михайлович

 

 

ДОКУМЕНТЫ И ЛИТЕРАТУРА

1. Схематическая космоаэрогеологическая карта Кавалеровского и Дальнегорского рудных районов. Министерство геологии СССР, Приморское производственное геологическое объединение. М. 1:200 000 (дата неизвестна).
2. Воробьёв Д. П. Дикорастущие деревья и кустарники Дальнего Востока. – Л.: Наука, 1968. – 278 с.
3. Ворошилов В. Н. Определитель растений советского Дальнего Востока. – М.: Наука, 1982. – 672 с.
4. Гуларьянц Г. М. Таксономический состав сосудистых растений бассейна реки Рудная (Приморский край)// Комаровские чтения. Владивосток, 1993. Вып. 37. С. 18-81.
5. Красная книга. Дикорастущие виды флоры СССР, нуждающиеся в охране (под ред. акад. Тахтаджяна А. Л.). – Л.: Наука, 1975. – 204 с.
6. Сосудистые растения советского Дальнего Востока (отв. ред. Харкевич С. С.). – Л.: Наука, 1985 – 1991. Т. 1 – 5. СПб.: Наука, 1992 – 1996. Т. 6 – 8.

One thought on “Скала Дерсу

  1. Pingback: Добавлена статья по растительности скалы Дерсу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *